Увековечивание в Калининградской области имён русских офицеров Первой мировой войны, ценой своих жизней спасших Францию от германской оккупации в 1914 году, у автора этих строк вызвало много вопросов. Вопросов к региональной власти.

Всего два месяца назад губернатор Калининградской области Антон Алиханов заявил, что мы должны помнить о героическом русском следе в истории региона.

«Если уж говорить об истории, давайте вспомним об объективности. Про ту же Семилетнюю войну, когда Восточная Пруссия добровольно присоединилась к России. О заграничном походе русской армии 1813 года. О том, сколько крови наших солдат пролито на этой земле в годы Первой и Второй мировых войн. Наши предки слишком много отдали, чтобы эта земля была российской. И мы должны об этом помнить», — говорил Алиханов в своем нашумевшем интервью ресурсу «Взгляд».

Что получается на деле. Вчера, 5 августа, в российском эксклаве состоялось ключевое, на мой взгляд, культурно-историческое событие. На немецком кладбище, где покоятся солдаты и офицеры Русской императорской армии, впервые в истории Калининградской области была установлена мемориальная доска с именами 30 офицеров, погибших в центре Гумбинненского прорыва.

Эта битва вписана прописными буквами в историю Франции. Дело в том, что 3-й армейский корпус Русской армии, одержавший победу в Восточной Пруссии в августе 1914 года, сорвал планы Германии о молниеносной войне путем поочередного разгрома сначала Франции, а затем России.

Если бы не героизм наших солдат, немцы ворвались в Париж уже в 1914 году, и что было бы потом с Европой и Россией – вопрос риторический. Недаром историки писали о кайзере Вильгельме II как о «самовлюбленном маниаке», который носился с бредовыми идеями о великой миссии германского народа «править миром».

Вчера почтить память русских героев прибыли военный атташе посольства Франции в России подполковник Пьер Мари Лежен со своим помощником старшим мичманом Франком Мюре. Французы поклонились памятнику русским солдатам. Во Франции помнят о братской помощи России. Пьер Мари Лежен сказал собравшимся о ключевой роли России во французской победе на Марне.

Прибыл заместитель полпреда президента на Северо-Западе Роман Балашов, заявивший, что память о подвиге русского солдата — это «фундамент, на котором есть и будет стоять государство Российское».

А где областные власти?

Событие проигнорировал губернатор Калининградской области Антон Алиханов (зато вечером он сыграл на гитаре на частном джаз-фестивале).

Не было даже министра культуры и туризма Калининградской области Андрея Ермака, которому пропустить подобное международное культурно-историческое событие без уважительной причины, значит, на мой взгляд, расписаться в собственном профессиональном бессилии (зато минувшей весной министр Ермак не пропустил «Бал кайзера» — частную ВИП-вечеринку, названную в честь Вильгельма II – предтечи германского фашизма, считавшего, что – цитата британского историка Джона Рола – «германский бог ведет его самого и всю страну к величию»).

На кладбище клерки от правительства, конечно, были, но они еще более подчёркивали пропасть между словами первого лица региона о том, что «мы должны помнить», и делами.

Ещё печальнее на душе стало, когда выяснилось, что камень и плита были установлены на деньги беднейшего Нестеровского района, общества развития русского исторического просвещения «Двуглавый орёл» и личные средства организатора мероприятия Михаила Черенкова. Выходит, увековечивание памяти русских и России остаётся уделом общественников.

Вот такой он, современный «Гумбинненский прорыв». Сквозь духовное компрадорство.

Андрей Выползов. Источник

Leave a Reply